Ледовая скульптура

Еще полвека назад о ледовой скульптуре никто и не слышал. Теперь же каждую зиму по всему миру в крупных городах и небольших поселках можно увидеть людей, которые сосредоточенно обтесывают ледяные глыбы для того, чтобы сложить из них дворец или создать галерею сказочных персонажей.

Родиной ледовой скульптуры можно назвать Китай, и не без оснований: еще лет триста назад в окрестностях Харбина рыбаки, отправляясь зимой на промысел, брали с собой в холодные ветреные ночи ледяные фонари. Изготовлялись они очень просто: корзину с водой выставляли на мороз, затем вынимали из нее лед, выдалбливали в нем отверстие и вставляли внутрь свечу. Возвратившись с лова, рыбаки оставляли фонари на берегу, и во время традиционных зимних праздников ими играли дети. Постепенно детские игры переросли в шоу ледовых фонарей, а начиная с 1963 года — в популярный фестиваль ледовой скульптуры. Теперь ежегодно в январе—феврале жители Харбина любуются в городских парках сложенными из ледяных кирпичей огромными зданиями, садами, водопадами, готическими соборами, резными цветами и драконами.

Однако справедливости ради стоит напомнить, что первый признанный мировой шедевр ледовой архитектуры был создан в России. В 1740 году для развлечения смертельно больной императрицы Анны Иоанновны в Санкт-Петербурге построили Ледовый дом, где вся мебель, занавески, посуда и даже карты, лежащие на столах, были вырезаны изо льда. Ледяные дрова в ледяном камине горели, намазанные нефтью, ледовый слон у входа выбрасывал вверх струи воды, а пушки изо льда стреляли, соответственно, ледяными ядрами. Как известно, в этом доме справили и «потешную свадьбу» придворного шута князя Голицына и вдовы Бужениновой. Но главное — сам дом произвел на современников столь глубокое впечатление, что они не пожалели слов, описывая его для потомков.

Однако широкое распространение ледовое искусство получило уже в наше время, когда появились электроинструменты, способные значительно ускорить процесс создания недолговечных артобъектов.

Лед — материал универсальный, подходящий для фигур и зданий любых размеров. И для гигантской копии Великой Китайской стены в Харбине (2003 год), по которой можно гулять, и для гильотины, созданной американскими мастерами на фестивале в штате Огайо в 2006 году, и для «летящих» лебедей, сделанных красноярскими скульпторами на Пермском фестивале 1999 года. На чемпионате в Фэрбанксе (на Аляске) в 2005 году американские скульпторы под руководством Стивена Беркшира вырезали огромную акулу, выпрыгивающую из воды прямо на зрителя, а годом позже создали тончайшие постромки легендарной «упряжки Бальто», которая неслась вниз с крутого холма, чтобы успеть доставить в Ном спасительный груз вакцины от дифтерии. На таком же чемпионате, но уже в 2007 году, американец Питер Славин и японец Юниши Накамура создали «невесомые» крылья, усики и ножки гигантского кузнечика.

Работа со льдом подобна работе с камнем или деревом с той лишь разницей, что в данном случае она требует соблюдения температурного режима. Как только столбик термометра опускается ниже минус 35°С, лед становится хрупким и ломким, а это значит, что в любую минуту по заготовке может пройти трещина, и тогда — начинай все сначала.

Традицию международных фестивалей ледового искусства заложили японцы. В 1950 году в Саппоро местные старшеклассники изготовили шесть скульптур из снега. Со льдом стали работать позже. Сейчас фестиваль ежегодно представляет более трехсот снежных и ледовых композиций. На сооружение каждой из них отводится по 48 часов. Ледяные фигуры выставляются в парке Одори и квартале Сусукино (в расчете на то, что они привлекут толпы посетителей в его увеселительные заведения).

Ледовому фестивалю может быть задана определенная тема, как, например, в зоопарке Коркеасаари, близ Хельсинки, где первая часть праздника традиционно посвящена животным. В России — в Перми фестиваль под названием «И снег, и лед, и пламень» проходит уже в 14-й раз. Проводят фестивали обычно в тех странах, где зимние морозы позволяют сохранять скульптуру под открытым небом хотя бы неделю, на срок проведения мероприятий.

Один из самых значимых международных ледовых фестивалей проводится на Аляске, в уже упомянутом городе Фэрбанксе. Организуется он в виде соревнований, где участникам отводится определенное время на работу, а жюри выбирает победителей в разных номинациях и присуждает титул чемпиона мира. Местный лед, кстати, считается самым лучшим. Ведь подходящий материал для ледового изваяния найти непросто: он должен быть максимально чистым, без песка и водорослей, иначе инструменты быстро затупятся. Бурый грязноватый лед из пруда годится для того, чтобы построить зимний городок с горками, но не для скульптуры высокого класса. Качественный лед должен замерзать быстро и при очень низких температурах, чтобы не успевали образовываться пузыри. Ледовые блоки можно сделать и в промышленном холодильнике, но это требует много времени — положенный по стандарту кирпич размером 1×1,5×0,25 метра замерзает в такой установке несколько дней. Между тем даже для небольшого фестиваля требуется несколько сотен тонн льда. В Фэрбанксе же зимой столбик термометра опускается ниже минус 40°С, а блоки с голубоватым отливом, извлекаемые из местной речки, отличаются такой чистотой и прозрачностью, что через метровый слой льда можно читать газету.

Работать в одиночку с блоками, которые весят до сотни килограммов, трудно, поэтому на Аляску приезжают команды по два и четыре человека. Пара трудится 60 часов, вырезая задуманный объект из цельного блока льда. Четверке отводят на работу 110 часов. За это время она должна соорудить композицию из множества небольших кирпичей. Прежде чем мастер приступит к воплощению заранее разработанного эскиза, блоки нужно выпилить из речки, рискуя свалиться в полынью, выволочь их оттуда с помощью щипцов и веревок, затащить в грузовик и доставить до места. Здесь их выравнивают, шлифуют, смачивают водой, а через несколько минут, когда кирпичи примерзают друг к другу, начинают обработку. Дня создания ледовой скульптуры используют те же инструменты, что и для резьбы по дереву. Самыми лучшими считаются японские резцы, которые выпускают специально для обработки льда, но стоимость их очень высока — десятки тысяч долларов. Поэтому в дело идут обычные резцы и пилы, а также множество других инструментов. Лишние куски льда можно отсечь топором, но от этого заготовка покрывается сеточкой мелких царапин, становится мутной, поэтому чаще всего используют пилу. Некоторые мастера, чтобы избежать сколов и трещин на будущем кружеве или цветке, снимают лед слой за слоем бритвой, и только, когда остается удалить совсем чуть-чуть, берут ножовку, а затем уже резец для вытачивания мелких деталей. И вот наступает завершающий этап — полировка. Поверхность изделия обрабатывают с помощью шлифовального круга или терки с металлическими шипами, а узоры прорезают болгаркой. Чтобы сгладить неровности, убрать царапины, придать блеск и заставить лед переливаться, фигуру обдувают феном, прикладывают к поверхности утюг, электропаяльник или даже медицинский прибор для прижигания кровотечений — термокаутер. В особых случаях, чтобы не растопить ненароком лишнее, лед заглаживают ладонью.

Цвет скульптуре придают с помощью подсветки или подкраски искусственного льда еще на стадии его замерзания. К последнему способу мастера относятся с прохладцей: крашеный лед теряет способность играть под солнечными лучами. Чтобы подчеркнуть детали, нередко прибегают к другому методу. На поверхности фигуры вырезают желобки и заполняют снегом, краской, цветным песком. Этим приемом часто пользуется Тажана Раукар, скульптор из Черногории, которая в составе американской команды шесть раз побеждала на чемпионате мира в Фэрбанксе. Так была создана пятнистость на шкурке жирафа в композиции «Парад животных», которая принесла ее команде первенство в категории «Реальное искусство» в 2005 году.

«Ледовая скульптура — это все равно что допинг», — утверждает американец Стив Лестер, работающий помимо льда с камнем и деревом. А Виктора Чернышева это увлечение, которым он заразился более 20 лет назад, привело к созданию Ассоциации скульпторов России но снежным, ледовым и песчаным композициям и организации фестивалей по всей стране.

В ледовой скульптуре часто изображают героев популярных мультфильмов и классических произведений, птиц и зверей, библейских персонажей. В Харбине можно увидеть фигуры политических вождей, российские мастера копируют сюжеты картин Третьяковской галереи, в Антверпене популярны герои полотен Рубенса, а в австрийском городе Граце к Рождеству как-то вырезали ледовый вертеп — Марию, Иосифа, Иисуса в яслях и волхвов. Среди ледовой архитектуры нередки уменьшенные копии знаменитых зданий, Биг-Бена, например, или собора Василия Блаженного.

Работа по льду, как правило, требует высокого мастерства. Парадокс заключается в том, что выходящие из-под резца художника композиции зачастую приобретают черты народного аттракциона. Строятся ледовые рестораны и ледовые бани, изо льда делают украшения для свадебного стола, посуду для вечеринок. По самостоятельным проектам в Швеции и Финляндии каждую зиму строят ледовые отели. Главное удовольствие туристы получают здесь от новых впечатлений, проводя ночь в альпийском спальнике на ледовой кровати при температуре внутри «люкса» минус 3°С. На фестивале в бельгийском городе Брюгге желающим предлагали помыться в ледовом душе при температуре минус 12°С. Может, подобное творчество и не совсем укладывается в понятие «искусство», но людям нравятся необычные ощущения.

По материалам журнала «Вокруг света».

Запись опубликована в рубрике События с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий